Выставка Саши Королева

Выставка Саши Королева

Обыденная, «профанная» человеческая жизнь протекает линейно, в одном направлении – от начала к концу, пути жизни внутренней – нравственной, творческой — непредсказуемы. В поисках себя, своего жизнепонимания и способа его воплощения мысль может топтаться на месте, двигаться кругами, метаться зигзагами, воспарять и возвращаться вспять, к корням, к началам сознательной жизни. Юный Георгий Эфрон (сын Марины Цветаевой) записывает в своем дневнике: «мысль тяжелая вещь… различные влияния, воспоминания, предположения сплетаются, ветвятся, порождают узлы противоречий…». Легче ли понять себя, смысл и цель своей жизни в 50, как юбиляру этого года Александру Королеву?… И – главное для художника – убедиться в адекватности найденного им способа самовыражения.

Александр пишет бурно, страстно, неистово. Одним из своих адептов он считает Поллока, и, действительно, в его живописи есть подлинная органика, спонтанность, изнутри идущая связь душевных, нервных импульсов с движением кисти, потоками краски, которые свободно и, как бы непредсказуемо, растекаясь по холсту, становятся портретом, пейзажем или абстракцией. Это поистине «живопись действия», нутряного художественного инстинкта, почти экстатического порыва, в котором первичен процесс, а результат – художественный образ – таит в себе волнующую непредсказуемость. Такой, казалось бы, легковесный метод требует тем не менее большого опыта, мастерства и, главное, живописной культуры – выверенного отношения тонов, формообразующего точного мазка, соотношения красочной массы с плоскостью.

Миниатюра для видео

Галерея 14/45 Открытие выставки художника Саши Королева

Галерея 14/45 озаботилась серьезной, почти исследовательской проблемой – обратиться к началам творчества художника, к его ученическим опытам, чтобы открыть истоки его манеры, увидеть первые личностные творческие проявления. Эти работы, счастливо уцелевшие после пожара в мастерской — живописными пробы, натурные эскизы Александра в Пензенском художественном училище. Темы – обнаженная натура, портрет, натюрморт — традиционные, как и задачи – умение строить форму, пространство, пользоваться цветом. Естественно, овладение формой начинается с предметов простых и четких (натюрморт с черепом, с голубой миской), которые образуют компактные, устойчивые группы.

Обьемы центрированы, уравновешены и оттенены контрастными, «пространсвообразующими» цветами. Затем, возникает потребность романтизировать эту классическую основу ночным освещением: четкость изображения стирается, гасится активность цвета и смело вводится черный цвет, предвещая доминирование его в поздних работах. Манера Королева меняется быстро — наверное, сказывается экспансивность натуры — и в натюрморте с красной драпировкой возникает вибрирующая, трепещущая поверхность, тональные контрасты, стремительные потоки мазков; глядя на эту мерцающую алую ткань, автор вспоминает о своем увлечении Эль Греко, но, в любом случае, предмет, мотив вытесняется здесь экспрессией живописи как таковой и это принципиальный момент в развитии художника.

Натюрморт, как известно, оказался самым востребованным жанром в эпоху авангарда (Сезанн и его последователи, кубисты…), когда через самые банальные, «низкие» мотивы открывалось новое видение мира. Поэтому альбом графики Пикассо стал так важен в развитии художника.

Теперь предметы, показанные с разных точек зрения, становятся подвижными, пульсирующими, живыми, что усиливается сочным, импульсивно положенным цветом, и все больше они становятся поводом для живописных разработок, для цветовой экспрессии. В портретах, а впоследствии это доминирующая тема Королева, цвет вбирает в себя личностный строй и эмоциональное напряжение модели. Чтобы не дробить красочное пятно моделировкой, художник обращается к архаичной манере и строит образ на контрасте двух цветовых плоскостей – фигуры и фона, что дает ощущение пространства, объёма и света.

Внутренняя жизнь модели ведет за собой движение кисти, ритмику и густоту мазка. Это тот случай, когда «строку диктует чувство», в данном случае, и персонажа, и автора. Экспрессия восприятия и метода стала определяющим качеством Александра уже в те ранние годы, и не изменила ему по сей день.

Искусствовед Изабелла Белят

Комментарии:

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Lost Password

Please enter your username or email address. You will receive a link to create a new password via email.